ospa

Натура́льная о́спа (лат. Variola, Variola vera) или, как её ещё называли ранее, чёрная оспа — высококонтагиозная (заразная) вирусная инфекция, которой страдают только люди. Её вызывают два вида вирусов: Variola major (смертность 20—40 %, по некоторым данным — до 90 %) и Variola minor (смертность 1—3 %), которые относятся семейству Poxviridae, подсемейства Chordopoxviridae, рода Orthopoxvirus. Люди, выживающие после оспы, могут частично или полностью терять зрение, и практически всегда на коже остаются многочисленные рубцы в местах бывших язв.Натура́льная о́спа (лат. Variola, Variola vera) или, как её ещё называли ранее, чёрная оспа — высококонтагиозная (заразная) вирусная инфекция, которой страдают только люди. Её вызывают два вида вирусов: Variola major (смертность 20—40 %, по некоторым данным — до 90 %) и Variola minor (смертность 1—3 %), которые относятся семейству Poxviridae, подсемейства Chordopoxviridae, рода Orthopoxvirus. Люди, выживающие после оспы, могут частично или полностью терять зрение, и практически всегда на коже остаются многочисленные рубцы в местах бывших язв.Натуральная оспа известна человечеству с древнейших времен. Различные источники относят её первое появление либо к Африке (Египет, 3730 — 3710 гг. до н. э.), либо к Азии (древний Китай, 3000 г. до н. э.). В Индии в древности существовала особая богиня оспы — Мариатале; её изображали в виде молодой женщины в красной одежде, обладающей весьма раздражительным характером — по преданию, однажды она за что-то рассердилась на своего отца и в гневе бросила ему в лицо своё золотое ожерелье, и там, где бусины коснулись кожи, появились пустулы. Памятуя об этом, верующие старались задобрить и умилостивить Мариатале, приносили ей жертвы. В Корее эпидемии оспы объясняли посещением духа, которого называли «уважаемый гость оспа». Ему ставили алтарь, куда приносили лучшую еду и вина.
Некоторые исследователи считают, что ospa упоминается в Библии (Исход, гл. IX, стих 9-10), где, в описании десяти казней египетских, сказано: «…и будет на людях и на скоте воспаление с нарывами, во всей земле Египетской». В. В. Святловский писал, что из Индии оспа была распространена в другие регионы войсками Александра Македонского. Во II веке н. э. эта болезнь поразила римские легионы Марка Аврелия, а в 60 г. до н.э появилась в Древнем Риме. В VI веке н.э оспа хозяйничала в Византии, будучи занесенной в последнюю из Африки при Юстиниане I. Далее, история засвидетельствовала появление оспы в Сирии, Палестине и Персии в VII веке, Сицилии, Италии, Испании и Франции в следующем, VIII, столетии.[2]
С VI в. оспа фигурирует под сохранившимся до сих пор ее латинским названием variola, впервые употреблённым епископом Марием из Аванша в 570 г. после Р. Х. С этого времени оспа, под своим несменяемым именем, уносила ежегодно множество жизней в Европе. Не станем следить за нею из века в век, но остановимся на некоторых потрясающих моментах ее беспрепятственного господства. Среди норманов, во время нашествия их на Париж (в 846 г.), распространилась до ужасающих размеров оспа. Заболел и лейтенант короля Коббо. Король, из опасения, что зараза дойдет до него самого и его двора, приказал убить всех зараженных, а также и всех находившихся при больных. Такая радикальная мера дает понятие о силе и жестокости болезни, против которой она была принята. С другой стороны, уже рано стали предъявлять к медицине неотступное требование спасения от этой болезни и жестоко наказывали беспомощность врачей. Бургундская королева Аустригильда, умирая от оспы, просила своего супруга, в виде последней милости, казнить ее обоих врачей, если они не сумеют спасти ее. Король Гунтран исполнил ее просьбу и приказал изрубить мечами ученых врачей Николауса и Донатуса. Придуманные против оспы заклинания, молитвы и талисманы, конечно, нисколько не содействовали ослаблению оспы. Распространение её дошло до такой степени, что редко было встретить человека, не перенесшего оспу; поэтому в средние века у немцев и сложилась поговорка: «Von Pocken und Liebe bleiben nur Wenige frei» (Немногие избегнут оспы и любви). Во Франции XVIII века, когда полиция разыскивала какого-нибудь человека, то в качестве особой приметы указывалось: «Знаков оспы не имеет». Широкое распространение оспы явилось одной из причин злоупотребления косметикой: толстый слой белил и румян, наложенный на лицо, позволял не только придать коже желаемый оттенок, но и замаскировать оспенные шрамы.
У арабов, по свидетельству арабского врача Арона, жившего в VII в., оспа была известна с древних времён. Ар-Рази и Авиценна оставили классические описания натуральной оспы. Ар-Рази также упоминал о вариоляции, прививке легкой человеческой оспы, которая явилась первым серьёзным противодействием человека в его борьбе с этой инфекционной болезнью.